Записи, помеченные ‘2006’

Скалолазанье

Вторник, 28/02/2006

Архи-текстурная кладка внезапных прозрений
и слепоты беспросветной – ступени на небо.
Пальцами щупая трещинки боли и лени,
ты пробираешься к верху, где будешь, где не был.

Влажны ладони, магнезия веры и страсти
в общем, не то чтобы вовсе, но как-то не очень подмога.
Ты же – упрямый, упругий, как старенький ластик,
рвешь свои жилы и знаешь, что рвать еще много.

Будет момент, когда пальцы нащупают счастье,
Нежность придержит тебя, не давая сорваться.
Будет другое - кусачие мерзкие пасти
в руки вопьются, мол, нечего было соваться.

И не надейся добраться – ни неба, ни света.
Руки скользят в этой кладке, текстурно богатой.
Кто-то страхует тебя наверху, несомненное это
к небу толкает, да так, что ты словно крылатый.

открытый ад

Суббота, 25/02/2006

Я могу отозвать войска - и провести атаку.
Спотыкаясь о мои причуды, офицеры бледнеют,
и седой генерал, потирая висок, прогоняет собаку
и кричит на денщика, пока тот его нервно бреет.

А я тоже нервный, у меня мигрень, между прочим,
и мне напророчили смерть от тупого предмета.
Я не знаю предметов тупее власти, и к ночи
читаю не сводки с фронтов, а какого-нибудь поэта.

Потому что он тоже жил под открытым адом,
а потом его расстреляли, и при чем - свои же.
Впрочем, это хорошая смерть, так ему и надо.
Это сводки с другого фронта, и он все ближе.

Если ночью моя невеста меня захочет,
я скажу, чтобы шла к адмиралу, он резв и молод.
У меня же мигрень, и открытый ад надо мной грохочет.
И тупым предметом взнесен его темный молот.

ночь на Юконе

Четверг, 2/02/2006

небо умеет сворачиваться в овчинку.
пьяный, тихонько сплю в тишине оврага.
завтра отдам себя, словно часы, в починку.
нынче на сердце кошки, и в бок – коряга.

если бы только уметь – по чужим законам.
жизнь эта, мать ее так, нет бы, чтоб попроще.
сзади потерянный рай, впереди Юконом
будущее раскинуло холода. не ропщем.

трудно роптать, когда пар изо рта кристаллом
падает в снег и навеки хоронит звуки.
и промывай сколько хочешь, копай устало –
золотом здесь не пахнет. погреем руки -

не на делах нечистых, войне и смуте,
а на огне последнем, с последней спички.
девочка, ты не бойся, в холодной жути
тоже свои снегири и свои синички.

что ж, по чужим не вышло, свои напишем.
двигайся дальше, не бойся сбиваться с шага.
мимо меня не пройди, забери под крышу –
я тут замерзну вконец в тишине оврага.

психология крыш

Воскресенье, 22/01/2006

психология крыш отрицает жизнь как движение вдоль.
эти розы, где нет стекла, флюгера-кресты!
тот, кто смотрит вверх, видел, как сходит на ноль
горизонт и вертикаль начинается из пустоты.

невозможно бояться в секунде от Судного дня.
когда ангел трубит – черепица встает на дыбы,
и катушка времени сматывает меня –
и я знаю об этом, видел в самом начале своей судьбы.

педагогика крыш не лучше и не хуже любой другой.
нас учили, что после смерти бывает ад,
а она говорит, смеясь, звеня, изгибая себя дугой:

нет ни жизни, ни смерти. есть ось координат.

Сказки на ночь

Пятница, 20/01/2006

Я так спешу, что руки сводит -
чернильный бред, часы тик-так.
«Я твой навек» - изящно? – вроде.
Навек, навек. Дурак, дурак.

Копи привычки, строй и властвуй.
Купи за грош смешной пустяк,
укрась свой дом, подобный царству
твоих побед. Дурак, дурак -

я мог бы плавать в море дальнем,
вершить суды – дрожал бы враг.
Но спать с тобой по разным спальням
вот не могу. Дурак, дурак…

Мой кубок на заказ из тиса,
уже тихонько тянет мрак.
Спокойной ночи, Василиса.
Навеки твой. Иван-дурак.