2005

кино

Понедельник, 8/08/2005

тут такое кино, что нельзя упускать из виду
ни жест короткий, ни неоправданную обиду,
ни бытовую подробность. на этом фоне даже либидо
исчезает, прощально махнув хвостом.
можно пролистать кульминацию, узнать, что будет потом,
можно промотать тридцать лет до начала титров.
а можно смотреть по порядку, как в детстве, выкрав
что-нибудь вкусное с праздничного стола,
большими глазами, как про повадки тигров,
а можно - спокойно, лениво и, была не была, -
отстраниться и ну его все к монахам,
пусть крутится фильм, завершается крахом
надежд кульминация первая, вторая -
жизнеутверждает, третья служит хорошим уроком.
что-то несомненно всегда выходит боком,
а что-то открывает чуть ли не врата рая.
там, где кто-то живет, резвясь-играя,
и там, где кто-то произносит твердое да,
мы смотрим мимо, поверх, зачем? такая беда -
не высказать четких границ для этого мира,
ни слепить из чего-попало себе кумира,-
и вообще не лепить по возможности, ни из чего,
избежать званий подчиненного и командира,
господи. ах да, кстати, и про него:
в мире, где постоянно зырится Немезида,
такое кино, что нельзя упускать из виду,
что здесь можно все, что здесь нельзя ничего.

черт меня побери…

Четверг, 4/08/2005

черт меня побери. черт меня поберет непременно.
побирается рядом со мной, все вокруг вышивает…
если ангелы раньше, бывало, спускались на смену,
то теперь он их исподволь так от меня выживает.

он печальный, больной. у него аллергия на счастье.
но зато он понятлив и нежен, и смотрит устало,
как сдают мне не то, как я маюсь от пиковой масти,
как я пачкаю спину о стены чужого вокзала.

это многого стоит - его пониманье дороже,
чем кивки свысока этих, в белых погонах из перьев.
оставайся со мной. забирай меня всю, если можешь.
будем вместе лечить меланхолию, бедность, безверье.

что ж так грустно-то…

Среда, 3/08/2005

что ж так грустно-то, господи прости боже,
все не так, как надо, и кривит рот
золотая моя, и гусиной кожей,
как предчувствие, нежность моя ползет.

и протягивать руку, и гладить тоже,
и коснуться губами имеет смысл.
но ты смотришь так, дорогая… что же
взгляд твой горек, а прикус, как цитрус, кисл?

я играл бы с судьбой в эти игры, может,
поддавался бы, может, и вел бы сам.
только правил прокрустово это ложе
тесновато, и жить по её часам -

не умею. я против судьбы - ничтожен,
потому что прощаю, как в первый раз,
но зато с каждым днем подходить все строже
я к себе научился, хоть в этом ас.

чувства мерзнут. мне страшно смотреть, как гложет
червячок твоей боли мои мечты.
мы так строили жизнь… разрушать ее же
я не стану. попробуй, пожалуй, ты.

тайм-аут

Понедельник, 1/08/2005

можно сойти с ума. можно уехать на дачу.
я отыграл свои игры. это жест означает “тайм-аут”,
а не “идите нах”. но, получая отдачу,
предполагаю, что выстрел все-таки был.

слова

Вторник, 5/07/2005

четкие следы от пятки на снегу означают,
что ходит он тяжело, каждый шаг - как точка.
паузы в разговоре, зависания типа “чаю?..”
говорят о том же, применимо к мыслям.

постепенно становится взрослой дочка,
каждый роман заканчивается бегством.

вторая жена опять подала на развод.
и уже не с ним. необидным текстом
завершается каждый тяжелый год.

ходит вокруг ветрин и думает, что бы
купить дочери на выпускной вечер.
такие вещи важны, он их помнит, тропы
в магазины нахожены. в восемь встреча -
очередная будет смотреть и слушать
его правильный русский, его паузы в речи.

дорогая, вы знаете, я любил однажды,
но она умерла, погибла в катастрофе.
о боже, боже, воскликлицает дама.
делает большие глаза. пьет кофе.

дорогая, вы знаете, я не влюблялся ни разу.
а ведь мне уже n лет, это так мучительно.
о боже, что вы. слеза в уголке глаза -
он прав, он дает надежду на роман с направлением
в сторону обоюдного счастья: она влюбит его, конечно,
как же иначе, разве она не… кромешно

рыдает вторая жена у телефона в прихожей:
гололед, машина, тормоза отказали.
дочь уже добралась, сейчас на вокзале,
скоро будет на месте. метель и слякоть.

а ты стала совсем на меня похожей.

я любил вас всех, мои дорогие,
до свидания, прощайте, не надо плакать.

неврастения

Среда, 22/06/2005

когда восторги мои по поводу и без оного,
когда боли роятся причинные или без,
под зеркалом серых, как шкурка моя, небес
натягивается леска жизни моей капроново.

да, без сомнения, лезвие предусмотрено.
ножницы или острый другой предмет.
но может порваться раньше - каких здесь нет
иносказаний типа “жди” или “вот оно”…

неврастения - хороший повод любить себя.
хорошее время гадать, чем же ты урод.
шкурку свою берегу, убежденный крот,
натягивая леску и рассеянно теребя.

я похожа на мальчика…

Четверг, 16/06/2005

я похожа на мальчика из портового города
какой-нибудь Кубы, там, или Греции,
белыми штанами, отсутствием ворота,
веселым «ёжиком». солнцем греться и

морем солиться, коптиться на улицах
дымами от мусорных баков, мяч гонять,
снимать с туристов камеры… кустурица,
а не тарантино кровавый, сними меня.

мне бы было так весело стать цитатами
типа «ты папу бесишь», утят наколдовывать.
эпизодами быть, не тягаться со штатными
звездами - высоко, да и не клёво ведь.

летом белое и оливковое отлично носится.
лисьебухтенски выгляжу, застреваю в лете.
на штаны и на «ежик» прохожие косятся.
сдернуть камеру, что ли? как южные дети.

extremely livejournaled

Среда, 15/06/2005

вырубить, наконец, music, который current.
залечь, занырнуть в тишину, от которой страшно.
не работать не потому что башка не варит,
не потому, что башлять не надо, - потому что влажно,

прохладно, лето, в конце концов, лето, отдых -
не от трудов праведных, а от неправедных мыслей.
отдыхать от бессильной злости, от болезней подлых,
от того, что зависло в воздухе, что мы зависли,

как птички на невидимом блоговом проводе
в ожидании лета. лета! ощущения реальности,
с мольбой на пальцах – только о поводе, поводе
сделать хоть что-то. даже впадая в крайности.

чайник зло…

Понедельник, 6/06/2005

чайник зло разбрызгивает воду,
кипяток мне сыплется на пальцы.
распроси сегодня про погоду,
завтра и пойдем вперед, скитальцы.

сколько можно жить себе в убыток?
безнадежные плодить романы?
наши слезы - склизкий след улиток -
высыхают поздно или рано.

годы, гордость, господи помилуй,
раны, страны, травля и отрава.
чай твой стылый и уют постылый.
сердце слева. а болит и справа.

оттерпи свои пятнадцать суток
под подъездом у любившей раньше.
уходя, смотри - как стаи уток,
по-осеннему на юг, - взлетают баньши.

для ва и кристалл

Понедельник, 7/03/2005

шампанское превращается в чай.
влюбленные – в жену и мужа.
теперь теплые слова невзначай
тем теплее, чем стужее стужа.

не имеет смысла винить за печаль,
потому что обоим теперь знакомо.
к теплому дому моему причаль,
даже если не к дому – ко мне как дому.

здравствуй, год на изломе своем завис,
как монета, ребром оцарапав время.
снег осыпает безудержно, смотрят вниз
атланты, крупе подставляя темя.